Общество // 26.11.2015
Глава МИД Турции принес соболезнования в связи с гибелью российских военнослужащих

Глава МИД Турции принес соболезнования в связи с гибелью российских военнослужащих

Сергей Лавров сообщил о содержании беседы с главой МИД Турции Чавушоглу.

Глава МИД РФ Сергей Лавров выступил с заявлением по сбитому ВВС Турции российскому Су-24. Самолёт разбился на территории Сирии, где он выполнял антитеррористическую операцию. РСН приводит полную расшифровку заявления МИД РФ.

«Я только что закончил телефонный разговор с Министром иностранных дел Турции Чавушоглу. Он только вчера был назначен и сегодня утром срочно попросил о телефонном контакте. Естественно, я согласился. Конечно, мы вчера ждали каких-то объяснений с турецкой стороны, и, может быть, на более высоком уровне, но лучше поздно, чем никогда.

Министр иностранных дел Турции Чавушоглу начал с того, что принёс, как он подчеркнул, искренние соболезнования в связи с гибелью российских военнослужащих. Он выразил сожаление в связи с произошедшим, но одновременно пытался оправдывать действия ВВС Турции тем, что самолёт, несмотря на многократные предупреждения, нарушал турецкое воздушное пространство, и в итоге на целых 17 секунд все-таки залетел в воздушное пространство Турецкой Республики. Говорил он также и о том, что турецкие диспетчеры и лётчики не знали, что это российский самолет, поскольку, мол, там летают и сирийские ВВС (замечу, что там летают и натовские самолеты). Даже если, исходя из семнадцатисекундного пребывания в воздушном пространстве, сразу открывать огонь, то можно и по своим попасть. Тем более, что в документе, который мы подписали с американцами (я об этом сказал Министру иностранных дел Турции М.Чавушоглу), призванном изложить меры, которые необходимо принимать в воздухе для избежания непреднамеренных инцидентов, есть специальный пункт, гласящий, что американцы берут на себя обязательства обеспечить, чтобы все без исключения участники коалиции следовали согласованным в этом документе процедурам. Поинтересовался у моего турецкого коллеги, согласовывали ли турки свои действия против российских самолетов с американцами как с начальниками коалиции. Он ничего не смог мне ответить. Напомнил ему и о том, что по российской инициативе с момента начала операции ВКС Российской Федерации в Сирии между Национальным центром управления обороны России и турецким министерством обороны была установлена линия экстренной связи, которая не задействовалась ни вчера, ни до этого. Это тоже вызывает большие вопросы.

У нас серьезные сомнения в том, что это был непреднамеренный акт. Это очень похоже на спланированную провокацию, о чем говорят репортажи, которые делаете вы и ваши коллеги, показывая заранее подготовленный видеоряд, и многие свидетельства того, что все это было спланировано. Несмотря на то, что мой коллега заверял меня в обратном, я подробно привел ему оценки, изложенные вчера Президентом Российской Федерации В.В.Путиным в начале встречи с Королем Иордании Абдаллой II, привел дополнительные факты, которые мы сейчас анализируем. В частности, я упомянул, что, по последней информации, в этом районе, который наши турецкие коллеги считают населенным туркоманами, там, как сказал вчера Президент России В.В.Путин, не только насчитывается несколько сотен, а может быть и тысяч с лишним боевиков из числа граждан Российской Федерации, которые представляют прямую угрозу нашей безопасности и безопасности наших людей, но в этом же районе расположена и инфраструктура боевиков, включая склады с вооружением и боеприпасами, командные центры, пункты снабжения. Я поинтересовался, не означает ли такое внимание Турции к этому району, включая постоянные предложения создать буферную зону на этой территории, стремления оградить эту инфраструктуру и не допустить ее уничтожения. На этот вопрос тоже не получил ответа.

Я также сказал, что в свете вчерашнего случая с нападением турецких ВВС на российский самолет, в новом свете предстает ситуация с нелегальной торговлей нефтью, вообще с нелегальной нефтяной индустрией, которую игиловцы создали на своей территории. Произошедшее вчера случилось после того, как по этим бензовозам и в целом по этим нефтяным приискам стали наноситься прицельные и весьма эффективные удары нашей авиации.

Напомнил я и о том, что когда в Анталье встречались наши президенты «на полях» саммита «Группы двадцати», турецкая сторона опять зондировала тему относительно буферной, бесполетной зоны. Я выразил надежду, что подобные поползновения, которые сопряжены с вторжением на сирийскую территорию, на территорию суверенного государства, не получат продолжения, и что вчерашнее нападение на наш самолет и вся эта ситуация не будут использованы для того, чтобы «не мытьем, так катанием» протаскивать эту идею создания бесполетной, буферной зоны. Обратил внимание на то, что по итогам вчерашнего заседания Совета НАТО, которое турки созвали на уровне постоянных представителей в Брюсселе, звучали весьма странные оценки, которые не содержали никакого сожаления и соболезнования, и, по сути дела, имели целью покрывать то, что сделали вчера турецкие ВВС. Такая же странная реакция прозвучала и со стороны Европейского союза.

Турецкий Министр иностранных дел М.Чавушоглу заверял в стремлении сохранять дружеские отношения, вновь и вновь говорил, что это право Турции наносить удары по любым нарушителям воздушного пространства. Напоминал о том, что соответствующие призывы к нам делались еще в начале октября, когда один раз российский самолет залетел на несколько секунд в турецкое воздушное пространство, и этот эпизод получил исчерпывающие разъяснения с нашей стороны. Но он ссылался на предупреждение о том, что в следующий раз турецкие ВВС уже не смогут не реагировать.

Действительно, такие предупреждения нам делались, но наши данные объективного контроля, как вы знаете, четко говорят о том, что самолет находился в сирийском воздушном пространстве, где и был сбит, и упал в 4 км от турецкой границы. Но даже если принять на веру то, что говорят наши натовские коллеги и что мне сегодня подтвердил Министр иностранных дел Турции М.Чавушоглу, а именно, что самолет находился в турецком воздушном пространстве целых 17 секунд, то я тут же вспомнил случай, произошедший 3 года назад, в 2012 году, когда только начиналась сирийская трагедия. Тогда Анкара обвинила Дамаск в том, что сирийские ВВС сбили турецкий самолет, сказав, что он вторгся в воздушное пространство Сирии. Господин Т.Эрдоган, который тогда был, по-моему, Премьер-министром, выступая в парламенте, заявил, что краткое нарушение воздушного пространства и границы никогда не может быть каким-либо предлогом для применения силы. Я напомнил об этом высказывании моему турецкому коллеге, и он тоже на это не мог мне ничего ответить, лишь повторил, что они не знали, что это за самолет.

Беседа продолжалась около часа. В ответ на его призывы сохранять добрые отношения и наладить диалог по произошедшему, я подтвердил сказанное вчера Президентом России В.В.Путиным. Во-первых, диалог нужно продвигать до того, как ты применил силу в ситуации, вызывающей массу вопросов. Во-вторых, я, кстати, убежден, что дружеские отношения между российским и турецким народом не зависят от действий тех или иных политиков, но то, что касается нынешней стадии наших отношений, тех соглашений, которые мы заключали с турецким правительством, которое сейчас работает в Анкаре, как сказал Президент России В.В.Путин, мы будем серьезно переоценивать и переосмысливать под углом нападения, которое было осуществлено на наш самолёт».


Комментировать    Версия для печати