Общество // 19.10.2016
Резидент Сколково под Липецком разводит мух

Резидент Сколково под Липецком разводит мух

И выращивает опарыша

То, что происходит сейчас в селе Павловка Лебедянского района, всего в 45 километрах от Липецка, можно назвать революцией, пишет GOROD48.ru. Хотя, это, в принципе - эпизод эволюции, ведь то, что происходит в павловской лаборатории, существует на нашей планете уже миллионы лет. Так уж устроена живая жизнь, что все живое и органическое оставляет после себя отходы, живя ли, умирая, отцветая и увядая. И вряд ли бы жизнь на земле состоялась, если бы все отжившее не утилизировалось самой природой. Той самой назойливой мухой, вернее, ее личинками. Но, если вышесказанное - аксиома, то все последующее, что происходит в Павловке, можно назвать ноу-хау, прорывом, революцией, несмотря на то, что никаких инноваций, на самом деле нет, ведь все гениальное - просто. 

Рассадник инновации

Ярко-желтое здание, огражденное высоким зеленым забором, на самой дальней окраине Павловки если уж и привлечет забредшего в это глухое место, то разве что своим цветом. Но то, что внутри его, уж точно не оставит равнодушным. А внутри - производственная лаборатория по разведению… мух. 

DSC0049812.jpg

Причем муха здесь - не главное «действующее лицо». Куда главнее, пожалуй, то, что она откладывает - яйца, и то, что потом из этого яйца «вылупляется», затем окукливается и становится личинкой - опарышем. Тем самым противным желтоватобелым червячком, популярной рыболовной наживкой, на которую клюет «всегда и везде». Но в павловской лаборатории Игорь Истомин и трое его сыновей личинку мухи выращивают не для этого. Личинка мухи - отличнейшая белковая и протеиновая добавка к кормам для животных, использующаяся и в птицеводстве, и в рыбоводстве, и много еще где. 

_DSC696512.jpg

GOROD48 не так давно рассказывал об осетровой ферме в Задонском районе и рыбоводе-фермере Александре Шацких. Именно он и поделился проблемой нехватки качественных отечественных кормов для рыбы и дороговизной импортных. Тем более, в эпоху введения против России Западом различных санкций и ведения экономических войн, ответных мер нашей страны, на импорт и вовсе полагаться нельзя. Самое время подумать об отечественном производителе. Как раз в Павловке эту проблему и решают, заменяя в кормах очень дорогую рыбную муку на протеиновую и белковую добавку из личинки мухи. Но это - не единственное направление. Огромна и экологическая составляющая. Но, обо всем по порядку.

Идея разведения мух и личинки как белковой добавки пришла в голову создателям павловской лаборатории не как инновационная идея, а именно как рыбацкая тема. Как признается руководитель проекта Игорь Истомин, начинал он с друзьями с примитивного, именно: с разведения рыболовного опарыша. Но, углубляясь в тему, раскрыл огромное направление и соответствующие перспективы.

DSC0051212.jpg

 - Собственно, идея не нова. Переработкой отходов сельского хозяйства личинками мух с последующим получением удобрений и кормового белка очень активно занимались еще в Советском Союзе, - рассказывает Игорь Истомин, попутно показывая лабораторию. - Потом грянула перестройка, все пришло в упадок, но вся документация, к счастью, осталась. Мы просто подхватили эту тему, ничего особо не придумывая. Да и придумано-то все это было самой природой миллионы лет назад, в этом вся и прелесть…

Рассказывая, Игорь Истомин показывает первую камеру - инсектарий. В ней несколько клетей с тучами мух. В воздухе стоит гул, словно на пчелиной пасеке. Но в самом помещении - ни одного насекомого. Истомин говорит, что если в самом помещение появляется муха «с улицы», чужая, то это почти ЧП. Дело в том, что здесь проходит селекция, и абы какие мухи тут не летают. Здешние обитательницы выведены специально, несмотря на то, что начиналось все с обычных, пойманных здесь же, на окраине Павловки мух Lucilia Caesar. И в результате селекции местная Lucilia Caesar, или, как ее тут называют - Люся, стала более яйценоской и живучей. 

В первом инсектарии мухи молодые. Во втором, размером чуть побольше, Люси уже «в самом соку», на выданье, готовые к оплодотворению. Тут же они и откладывают яйца на специально приготовленный «фарш». Вскоре из яиц вылупятся личинки. Опарыш также размещается по разным камерам, проходя различные этапы, вплоть до просеивания и готовности размещения в сушилку. На выходе - сухая масса, добавка в корма, которая является самой настоящей протеиновой бомбой. Она-то и призвана заменить рыбную или мясокостную муку. А если учесть то, что таким образом можно перерабатывать отходы птицефабрик, которые птицеводы сегодня вывозят на поля, выбрасывают на берега рек, в леса и посадки, убивая природу, то решается и глобальная экологическая проблема.

DSC00456112.jpg

DSC0050012.jpg

DSC0051012.jpg

DSC0049212.jpg

DSC0052512.jpg

_DSC700812.jpg

Спасение аквакультуры, удар по импорту и ГМО

- В этом продукте очень высокое содержание протеина, ценных аминокислот, природные иммуномодуляторы - хитин и меланин, много пищеварительных ферментов, - продолжает экскурсию Игорь Истомин. 

- Этот корм значительно лучше, чем традиционные животные белки, которые применяются сегодня в животноводстве. К примеру, возьмем рыбную муку. Одна тонна рыбной муки стоит 100 тысяч рублей. Для того, чтобы ее добыть, корабли должны выйти в море, и пройти десятки миль, чтобы рыбу найти. Пока они идут, винтами нарушают весь поверхностный слой воды, загрязняя ее топливом. Во время добычи также нарушается водная среда. Люди выловили рыбу, ушли, а природе приходится еще долго восстанавливаться. Ученые специально подсчитали, сколько будет стоить восстановиться популяции, из которой сделают одну тонну муки: в денежном эквиваленте это будет стоить 150 тысяч рублей. Вот сколько стоит природе восстановить то, что человек у нее забрал. Она всегда остается в минусе. 

По словам Истомина, с растительными кормами происходит то же самое. Чтобы вырастить сою, нужно тоже выгнать в поле трактор, подготовить почву, внести в нее удобрения. Нарушить всю почвенную экосистему. После того как соя созрела, природе тоже требуется время и силы, чтобы все нарушенное восстановить. К тому же последнее время для увеличения урожайности сельхозкультур применяют генно-модифицированные сорта. Как и когда это «выстрелит», не знает никто. Это глобальный эксперимент над всем человечеством с неясным пока результатом. И он может оказаться катастрофическим. 

- Но зачем так рисковать? И зачем такой ценой добывать эти корма? - задается вопросом Игорь Истомин. - Затраты на нашу кормовую добавку связаны разве что с логистикой. Если мы говорим о стоимости тонны рыбной муки в 100 тысяч рублей или символических 150 тысяч на самовосстановление рыбного стада, то природная технология удешевляет все в разы. 

Сын Игоря Истомина Алексей занимается в лаборатории экономикой. Он также предлагает нехитрую калькуляцию.

- Чтобы вырастить килограмм рыбы в рыбоводческом хозяйстве, требуется потратить 1,5 кило рыбной муки, - говорит Алексей. - Чтобы получить это количество рыбной муки, нужно выловить в море 4,5-5 килограмма рыбы. Очевидно, что это нездоровая экономика! Нездоровая экономика, бьющая наотмашь по экосистеме, по аквакультуре, по водным биоресурсам планеты. 

_DSC694812.jpg

Билл Гейтс инвестирует в опарыша

В то же время, по словам Алексея Истомина, в мире уже об этом давно задумались. Вопрос с альтернативой использования природных ресурсов в производстве кормов периодически поднимается в продовольственной организации ООН. 

- Население растет, а природных ресурсов больше не становится. Их, наоборот, становится меньше. Неограниченный вылов рыбы влияет на экосистему, которая не успевает восстановиться. И та же рыбная мука растет в цене, потому что предложения на рынке все меньше и меньше, а спрос - все больше. К примеру, в России уже огромный дефицит рыбной муки, ее нехватка обсчитана в один миллион тонн в год. Можете представить, во что стране это обходится? Поэтому отечественные производители часто «бодяжат» ее соей, что не дает привеса птице, рыбе, животным. 

По словам Алексея Истомина, тем же, чем занялся он с отцом и братьями в Павловке, занялся в ЮАР и бизнесмен, построивший завод под Йоханесбургом. А инвестировал в это предприятие илл Гейтс, который никогда не будет выбрасывать деньги на ветер и вкладывать их в сомнительные проекты. 

 Под крышей Сколково

Но и в России тоже понимают проблему. Поэтому первой серьезной организацией, которая откликнулась на проект Истоминых, стал инновационный центр «Сколково». 8 сентября этого года Истоминым было выдано соответствующее свидетельство, и теперь их производственная лаборатория находится под самой настоящей крышей иннограда. Причем у Истоминых в Сколково есть даже свой офис. Но этому предшествовало долгое изучение проекта специалистами, независимая его экспертиза. Ведь просто так в Сколково не попадешь.

- Что нам это дает, и для чего нужно? Во-первых, хотя это и не самое главное, резидентство иннограда - своеобразное признание, - говорит руководитель проекта Игорь Истомин. - Во-вторых, мы получили доступ к грантам. Это важно. Ведь нужно развиваться и расширяться. Тогда мы сможем предлагать эти технологии другим, например, птицефабрикам и животноводческим фермам. В идеале при каждом хозяйстве должно быть производство по переработке отходов и производству кормового белка, что, собственно, и заинтересовало Сколково в первую очередь. Это практически безотходный процесс. Он - природосберегающий, что тоже немаловажно, а может быть даже важно в первую очередь. В-третьих, Сколково обеспечивает менторское сопровождение. На сегодняшний день нам подбирают куратора, который нас будет вести по тем уровням власти, куда нам нет доступа, оборонять от бюрократов и некомпетентных чиновников. Он же будет продвигать проект и привлекать инвесторов.

Кстати, следующими гостями сколковских резидентов в их лаборатории были как раз инвесторы. Причем, не московские или какие другие иногородные инвесторы, а липецкие, что не может не радовать. Если проект пойдет, а он не имеет право не быть реализованным, то это будет заслуга не только инновационного центра Сколково, но и в немалой степени - липчан. Также полная реализация проекта позволить решить глобальную проблему утилизации и переработки отходов птицефабрик и животноводческих ферм, которые в Липецкой области периодически становятся объектами экологических скандалов. Если же истоминская муха Люся начнет нести по-настоящему золотые яйца и для них самих, то и за семейный подряд можно будет порадоваться.

Мнение эколога

- Если проект Истоминых действительно найдет поддержку и будет реализован, то, действительно, можно назвать это революцией, - говорит руководитель липецкого клуба «Эколог» Валерий Королев. - Государству, на федеральном ли уровне, на местном ли, подобное просто необходимо поддерживать. Хотя, в принципе, необходима Госпрограмма в данном направлении. С точки зрения экологии, проект Истоминых необходим как воздух. Мы задыхаемся от отходов птицеводства и животноводства, травятся реки, почва, от навоза и птичьего помета стоит неприятный запах на многие километры. Даже Липецк стал часто это ощущать. Экологи обеими руками «за», если государство начнет решать проблему переработки таких отходов. 


Комментировать    Версия для печати