Общество // 22.09.2019
Липецкие священники и учителя выступили в защиту заключенных по «московскому делу»

Липецкие священники и учителя выступили в защиту заключенных по «московскому делу»

Преподаватели и священнослужители подписали открытые письма в защиту людей, которых судят и приговорили к различным срокам за участие в акциях протеста в Москве

Следственный комитет РФ в данный момент расследует уголовное дело о «массовых беспорядках» (статья 212 УК),на уличных акциях в Москве июля-августа этого года, когда люди вышли в центр города в знак солидарности с недопущенными на выборы в Мосгордуму независимыми кандидатами. В результате 1 388 человек (включая 76 несовершеннолетних) были задержаны, а десятки — избиты силовиками. Расследования по многим делам завершились в рекордно-короткие сроки, судебные процессы над участниками акции идут в данный момент. Общественность встала на защиту некоторых подследственных и осужденных. К сожалению, далеко не всех. Так под напором общественности отпущен под подписку о невыезде на время обжалования приговора, осужденный на срок в 3,5 года Павел Устинов за, то, что, якобы, при задержании на московской акции 3 августа он вывихнул плечо сотруднику Росгвардии. В интернете опубликовали несколько видео, на которых заметно, что актер стоял на Пушкинской площади и смотрел в телефон, когда на него набросилось несколько росгвардейцев. Он отскочил в сторону, его повалили на асфальт и избили дубинкой. Устинов утверждает, что не участвовал в акции, а ждал рядом с метро своего друга.

В данный момент в Сети представители общественности, а также художники, врачи, учителя, духовенство публикуют открытые письма к власти в защиту подследственных и осужденных по "московскому делу".

Одно из первых открытых писем появилось в Сети от лица российских учителей: «Мы, школьные учителя, с тревогой и возмущением следим за «московским делом», по которому принят целый ряд неправосудных приговоров, попирающих Конституцию Российской Федерации.

Люди, арестованные за свое гарантированное Конституцией право свободно высказывать свое мнение и свободно собираться для его выражения, были арестованы без причины, избиты, осуждены и приговорены к лишению свободы или крупным денежным штрафам без доказанной вины, с грубыми нарушениями судебного права на состязательность сторон.

Большинство из них – молодые люди, по возрасту -- наши вчерашние ученики. Мы нередко узнаем об участии в общественно-политических акциях наших нынешних учеников и не можем не тревожиться об их судьбе: наши школьники растут неравнодушными к судьбе страны, и мы не считаем, что образцово-показательное запугивание – это приемлемый метод взаимодействия власти с молодежью. Более того, история страны, которую некоторые из нас преподают, показывает, что это верный способ дальнейшего роста недовольства и радикализации протеста.

Те из нас, кто преподает литературу, о необходимости изучения которой так много говорится с самых высоких трибун, не могут не разговаривать со своими учениками о сочувствии, сопереживании, о человечности, которая выше закона. Русские классики, на которых дети обязаны ссылаться в своих итоговых сочинениях и экзаменационных работах по русскому языку, испокон веков ценили человеческую свободу – в том числе свободу публично высказывать личное мнение и выступать против несправедливости. Традиционную систему наказаний в России они обычно считали чрезмерно жестокой, основанной на устрашении, неадекватной тяжести преступлений, не способствующей исправлению (здесь можно приводить в пример и Достоевского, и Чехова, и Солженицына, и многих других).

Невозможно одновременно разговаривать со школьниками честно и откровенно о декабристах, о каторге, о ГУЛАГе, о «Двенадцати» Блока, «Реквиеме» Ахматовой, «Одном дне Ивана Денисовича» Солженицына и множестве других классических произведений русской литературы, учить их рассуждать о свободе выбора, морали, ответственности человека за общество, в котором он живет, - все это им из года в год приходится делать во время подготовки к итоговому сочинению – и при этом делать вид, что ничего не происходит вне классной комнаты, что в стране, где мы все живем, не творится на наших глазах вопиющее беззаконие. Это лицемерие, а мы не хотим учить детей лицемерию.

Те из нас, кто преподает обществознание и право, учат детей, что они живут в правовом государстве и основной закон его – Конституция. Но когда дети вырастают и заканчивают школу, они обнаруживают, что за плакат, где процитирована статья из Конституции, могут задержать, арестовать и судить, что российский флаг сотрудник правоохранительных органов может сломать и бросить в грязь – и это будет называться защитой конституционного строя.

Мы не обольщаемся: те, кто бьет, арестовывает, судит неправосудно – это тоже наши выпускники. Именно поэтому мы глубоко обеспокоены тем, что невозможность пользоваться своими конституционными правами для одних и возможность грубо нарушать эти права для других – это две стороны одной медали, два направления внутренней политики, которая одновременно маргинализует мирный протест и ужесточает его подавление. Постоянно работая с историческими документами и отечественной литературой, мы хорошо знаем, что курс на раскол общества исторически обречен. Физикам отлично известно, что заваривание кипящего котла неминуемо приводит к его взрыву; историки и литераторы знают, к чему привел исторический курс на заваривание котла. Никому из нас не хочется жить в обществе, глубоко расколотом на две половины, которые не могут договориться друг с другом; никто из нас не хочет повторения ситуации, в которой трещина проходит по семьям, а брат восстает на брата. Мы глубоко убеждены, что единство и сплочение общества, о котором так много говорится в последние годы, возможны только на основании равенства всех перед законом, уважения к человеку и к закону, строгого соблюдения прав человека и Конституции страны.

Мы надеемся, что общество и его власть в состоянии усвоить уроки истории, обществознания и литературы. Мы требуем освободить несправедливо осужденных, прекратить сфабрикованные дела и дать справедливую с точки зрения закона оценку действий тех, кто избивал людей на улицах, арестовывал без вины, давал ложные показания, писал под копирку лживые протоколы, выносил заведомо несправедливые приговоры.

Иначе наша страна обречена снова и снова оставаться на второй год, ничего не усвоив из школьной программы».

Свои подписи под открытым письмом оставили тысячи российских преподавателей, в том числе из Липецкой области: учитель истории А.П. Шкатов, преподаватель ЛГПУ Е.В. Тарабцева, Анатолий Пастухов из села Паниковец Елецкого района.

 Следом за петицией учителей, появилось письмо духовенства:

«Исполняя пастырский долг печалования о заключенных, мы, священники Русской Православной Церкви, каждый от своего имени, считаем своим долгом выразить убеждение в необходимости пересмотра судебных решений в виде тюремных сроков, присужденных ряду фигурантов «московского дела»… 

Мы категорически выступаем против любого проявления насилия как со стороны демонстрантов, так и со стороны представителей власти, обязанность которых – обеспечивать безопасность граждан, включая самих демонстрантов.

В отношении фигурантов «московского дела», вызывают наше недоумение приговоры суда в сравнении с другими, гораздо более мягкими приговорами, которые вынесли российские суды обвиняемым в более тяжелых преступлениях. Мы считаем, что наказание должно быть соразмерно нарушению закона, а власть накладывает на человека дополнительную ответственность, а не освобождает от нее. В противном случае само правосудие превращается в насмешку и «массовый беспорядок».

Мы хотим выразить надежду на то, что российские граждане будут жить с доверием к судебной системе, которая будет справедлива и беспристрастна независимо от социального, экономического и политического статуса подозреваемого или обвиняемого. Суд должен быть способным защитить гражданина от произвола исполнительной власти и силовых структур, в противном случае само его существование превращается в декорацию и формальность.

Мы обращаемся к людям, облеченным судебной властью и несущим службу в силовых структурах нашей страны. Многие из вас крещены в Православной Церкви и считают себя верующими людьми. Судебные разбирательства не должны носить репрессивный характер, суды не могут быть использованы как средство подавления несогласных, применение силы не должно осуществляться с неоправданной жестокостью.

Мы выражаем обеспокоенность тем, что вынесенные приговоры в большей степени похожи на запугивание граждан России, чем на справедливое решение в отношении подсудимых. Апостол Павел связывает страх с рабским состоянием человека: «Вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе» (Рим. 8.15), а апостол Иоанн писал: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение; боящийся не совершенен в любви» (1 Ин. 4.18). На запугивании нельзя построить общество свободных, любящих друг друга людей.

Мы призываем всех к усиленной молитве о заключенных и о тех людях, в руках которых оказалась их судьба, о России, ее властях, воинстве и народе. Пусть Бог благословит всех нас Своим миром и подаст нам силы и решимость уважать и любить друг друга»

Письмо духовенства подписали 169 священников страны, в том числе Геннадий Комков, клирик липецкого храма святителей Митрофана и Тихона, председатель регионального отделения «Братства православных следопытов», иерей Максим Павловский, настоятель храма Преображения Господня села Кривец Липецкой епархии. 

Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС


Комментировать    Версия для печати