Общество // 01.10.2012
Пенсионную реформу ждет участь монетизации льгот

Пенсионную реформу ждет участь монетизации льгот

comments 1

Об этом в интервью BFM.ru рассказал вице-президент РСПП, глава правления Института современного развития (ИНСОР) Игорь Юргенс.



BFM:  Сейчас ориентир нормального трудового стажа 30 лет, реформа предполагает его увеличение до 40. Получается, что у нас фактически повышается пенсионный возраст?

 — Абсолютно. То есть можно было об этом сказать с самого начала. И как раз кризис 2007-2008 годов давал для этого полное основание. Можно было честно сказать: ребята, мы повышаем возраст до 60 у женщин, и 65 по факту у мужчин, балансируем свои обязательства перед бюджетом и не трогаем основную составляющую той реформы, которая была начата в 2000 году, то есть накопительную составляющую.

 Сейчас все сделано несколько завуалировано, но это в общем никого не обманет. По факту — да, увеличивается пенсионный возраст, люди лишаются возможности накапливать сами. Опять будет торжествовать патернализм: все мне должно государство, я сам ничего делать не буду и так далее. Мне кажется, что модель нехорошая, и просто надеемся на то, что как обещал Дмитрий Анатольевич Медведев, дискуссия общественная продлится хотя бы до конца года. Хотя, и этого недостаточно.

BFM: С точки зрения обычного пенсионера, что плохого в такой патерналистской схеме? Он себе работает, деньги отчисляются, в конце, когда он выйдет на пенсию, он получит какую-то часть этих денег. Что не так?

 — Не так следующее: когда в Советском Союзе вот эта солидарная система работала, она работала при условии, что 10 работающих накапливают для одного пенсионера, такова была демографическая ситуация. Сейчас шесть работающих накапливают на четырех, и очень скоро у нас один в один будет. То есть каждый работающий должен будет содержать и пенсионера. Эта модель не выдерживает ни демографически, ни финансово.

 То есть когда нам говорят, что по такой модели через некоторое количество лет вы будете иметь коэффициент замещения 40% — это неправда, и мы столько не накопим по такой модели. У нас нет столько трудовых ресурсов. Поэтому все это надо считать, и то, что нам говорят «40-20-40-20» — это никто не считал, и доказать не может этого. Поэтому вот этим денсером [точки, от которой танцуют — BFM.ru] как раз и была накопительная часть. Накапливая, сам берешь в свои руки то, что ты будешь получать на пенсии. А сейчас это будет зависеть от государства, а государство может не справиться с этими обязательствами не потому, что оно плохое, а просто потому, что нет достаточного количества людей, которые платят за эту систему.

BFM: Но при этом никто не мешает каждому работающему самостоятельно выбрать себе какой-нибудь фонд или просто банковский счет, на который потихоньку отчислять от своей собственной зарплаты сколько-то процентов?

 — Вы были бы правы, если бы эта составляющая накопительная была бы хотя бы оставлена в том размере, в какой была, то есть 6%, а дальше ты решаешь, как ты ее используешь. Но сейчас эта накопительная составляющая снимается по факту, остается только 2%. Это очень мало. Плюс там сказано, что это все будет еще на выбор человека. У нас человек так устроен, что если ему говорят: «А ты можешь сейчас потратить», конечно, он сейчас будет тратить.

Это также будет как с монетизацией льгот. Вот также выйдут люди, когда вдруг в 60 лет поймут, что никакие не 4%, что намного меньше, ничего они не накопили. Поэтому и психологические, и социально культурные факторы — они сейчас не за то, чтобы вот просто сказать: «А, делайте что хотите».

 Надо приучать, надо проводить финансовый ликбез, надо говорить, как накапливать, надо предупреждать, что придет 60 лет, а у вас не скоплено ничего.

«Работодатели будут голосовать ногами, уводить свои средства»

BFM: Фактически предлагают увеличить нагрузку на бизнес — вредное производство и частников. Как относятся к этому работодатели?

 — Это только начало, это цветочки. Это сейчас только досрочники, так называемый список 1 и 2, вредных и особо вредных. Вот на них [работодателей] увеличивается, считайте налоговая нагрузка. Хотя, надо сказать, так, на секундочку, за 2-3 года на тех, кто в горнорудной промышленности работает, 15% подбрасывают. Да? Это очень много.

 Знаете, я сейчас не буду становиться на точку зрения работодателей, просто как людей, получающих доходы от своей инвестиционной и другой производственной деятельности, я просто хочу сказать, что они будут голосовать ногами, они будут выводить средства из некоторых производств и закрывать их.

Потому что это невозможно, такая нагрузка. В момент, когда еще и кризис мировой бушует, и цены падают на сырье, в том числе и уголь на мировых рынках, вот еще такой второй удар. Ну, я не знаю, кто это считал, и как это будет выглядеть.

 Работодатели против. Российская трехсторонняя комиссия, которая работает (в ее составе предприниматели, и профсоюзы, и государство), в пятницу резко высказалась, двумя своими частями — профсоюзной и «работодательской» против. По разным причинам, но резко против. Несмотря на это, вносится самый жесткий, не согласованный ни с профсоюзами, ни с работодателями проект стратегии, но и обещают его пообсуждать. Но пока это, с моей точки зрения, просто афронт социальному миру, диалогу. Вот мы так сказали, так и будет. Ну, слушайте, не очень демократическое общество получается...

Фото: file-rf.ru


Теги: пенсионная реформа, Юргенс

Комментировать    Версия для печати    Комментариев: 1