Культура // 28.11.2012
Владимир Зельдин: «Такого поколения, как мое, больше не будет – оно святое»

Владимир Зельдин: «Такого поколения, как мое, больше не будет – оно святое»

Российских актер-долгожитель, 98-летний Владимир Зельдин принял участие в кинофестивале "Липецкий выбор".

Владимир Зельдин дал интервью липецкому интернет-изданию GOROD48.ru.

Один из вопросов Зельдину касался того, есть ли в его богатейшей биографии (первую роль в кино он сыграл еще до Великой Отечественной в 1938 году) роли, которые он хотел бы сыграть, но пока не успел.

- У меня сейчас четыре театральные работы, - говорит артист, - Я востребован, я регулярно выхожу на сцену. Играю и Дон Кихота, и фельдмаршала Кутузова. Недавно снялся в очередном фильме («Сваты-6», прим. GOROD48). За мою жизнь ролей у меня было много, поэтому в общем-то, жалеть не о чем.

Правда, с определением «человек-эпоха» Зельдин не согласился.

- Скорее нужно сказать так – я человек своего поколения, - говорит Зельдин, - Поэтому, что удивляться, что я дожил почти до стал лет? Это не чудо. Настоящее чудо в том, что и я некоторые мои ровесники остались живы в годы Великой Отечественной. В не представляете, какой была та война. Мы остались живы и победили – это самое главное в моей жизни.

Мое поколение – особое: это не мои слова, а слова великого актера Михаила Александровича Ульянова. Могу сказать вам, ребята, что такого поколения больше не будет, оно святое. Мы доказали нашу верность Отечеству, в котором родились и выросли… Я советский человек, у меня были сложное детство и юность – Гражданская война, НЭП. Но я и мои ровесники выросли и стали людьми. И мы положили самое дорогое – жизни на алтарь победы.

Фашисты были от Москвы на расстоянии одного шага. Я помню, когда враг подошел. Кругом эвакуация, а нам дан четкий приказ –заканчивать спектакль «Свинарка и пастух». Мы не знали, что творится с нашими близкими, далеко ли немцы, а продолжали играть на сцене. Великий режиссер Пырьев даже в такой ситуации не мог приказать прервать спектакль.

Представьте себе осажденную Москву… Мы ходили на дежурства по разбомбленным улицам города. Немцы бомбили строго два раза в день – они очень педантичные даже в этом вопросе. Налеты происходили в два часа дня и в седьмом часу вечера. И мы по спискам дежурили – с фартуками, шпицами, чтобы тушить пожары. И удивительное дело: тогда на войне в Москве было меньше пожаров, чем сейчас в наши дни.

Сейчас говорят, что нынешнее время хорошее, потому что свободное. Но мне такая свобода не нужна – где каждый день убивают, где жестоко обращаются с детьми. Мы пришли в жестокий и грубый век. Но мы же доверяем нашим государственным деятелям, верно? Вот пусть они и примут законы, чтобы ничего этого больше не было…




Теги: зельдин

Комментировать    Версия для печати