Общество // 30.12.2014
"На Донбассе с обеих сторон воюют "зомби"

"На Донбассе с обеих сторон воюют "зомби"

Липецкий ополченец рассказл о войне на юго-востоке Украины.

Один из липецких добровольцев вернулся с Донбасса, где воевал за "идеи Новороссии и «Русского мира». Своими впечатлениями, наблюдениями и соображениями он поделился с GOROD48. 

К бабушке - косить укроп

- Что движет россиянами, добровольно идущими на войну в сопредельное государство? – с такого вопросы началось общение корреспондента с ополченцем.

- Честно? Такое ощущение, что движет ими (нами) какое-то нейро-лингвистическое программирование, - то ли в шутку, то ли всерьез говорит Сергей. 

Сергей, будущий позывной «Сова», после известных событий весны этого года, занимался сначала сбором гуманитарной помощи в Липецке и отправлял ее на юго-восток Украины. Но, затем созрел и сам. В июле он  отправился добровольцев на Донбасс. Пограничнику на пропускном пункте в Ростовской области сказал, что едет к бабушке «косить укроп». По его словам, там ни для кого не секрет, куда едут молодые люди, и, немного поартачившись для виду пропускают.

- Как, наверное, и большинству, едущих воевать на Донбасс, хотелось все увидеть все своими глазами. Двигало и какое-то чувство недоумения - как это так, там один народ убивает друг друга по каким-то надуманным причинам. 

- Ты упомянул НЛП…

- В общем-то, тут лишь доля шутки. Мощная пропаганда натравила один народ друг на друга. Что со стороны Украины, где день и ночь идет промывка мозгов – «Россия враг, Россия оккупант», так и с нашей стороны – «Новороссия встала против фашизма» и т.д. То есть тоже пользуемся здесь определенными ярлыками. Кто же хочет у нас фашизма? Никто! Есть ли там на самом деле фашизм? Отчасти есть, но не в такой форме, как нам здесь представляют и не в таких масштабах. 

Первый раз Сергей попал в Донецк. Как раз в это время, по его словам, шли бои в районе Дмитровки, где погибло много россиян. Как признается Сергей, ему очень не понравился, что командование ополчения, а это были граждане Украины, то есть, провозглашенной республик ДНР, бросали в бой совершенно необученных добровольцев-ополченцев. 

- Когда я читал в интернете призывы «рекрутеров» иди воевать «за русский мир», они говорили, что добровольцам будут выплачиваться какие-то деньги, будет обучение для тех, кто не знаком с военным делом. Но, оказалось все не так. Денег никаких не платили (лично мне они не были нужны, я не за этим шел туда), и обучения никакого не было. Лишь один из пяти имел хоть какой-то опыт, начальную военную подготовку. А 90 процентов так и вовсе в армии даже не служили. Сам-то я служил в пехоте, и моя военная специальность – стрелок. Но тоже учиться пришлось почти заново. А другие и начальных навыков не имели. В результате, неумелые и неграмотные действия приводили к трагедиям. Гибли, получали ранения, становились инвалидами патриотически-настроенные люди, которых тупо, предали.

- Журналист Аркадий Бабченко, прошедший будучи срочником Чечню, который сегодня считается «другом хунты» и симпатизирует официальному Киеву, совсем недавно дал такую характеристику добровольцам из России – «в их головах полный набор телевизора»…

- Это на самом деле так. Человек приезжает туда действительно с телевизионной картинкой в голове, это и сюжеты из фильмов о Великой Отечественной, из боевиков каких-то, и сюжеты новостей про фашистов. Думают, все как в кино. Но на месте оказывается, что все обстоит немножко по-другому. Но, хотя, все же, с нашей стороны идут туда люди с обостренным чувством справедливости, «промывка мозгов» - на втором месте. Но она имеет место быть, увы…

- Какие телештампы везут на Донбасс россияне?

- Что они будут воевать с фашистами, с ультраправыми группировками, которые там действительно есть, «Азовы», «Айдары», подразделения «Правого сектора», но лично я там их так и не встретил… Война идет с вооруженными силами Украины, причем с такими же людьми, многие из которых говорят на чистейшем русском, с русскими же фамилиями. И причем, большинство из них и воевать-то не хочет. И вот когда с одной и с другой стороны «зомбированные» люди сталкиваются, они понимают, что кто-то их подло подставил. 

- Вы общались с бойцами ВСУ?

- Общался, конечно. Да все спокойно рассказывают, что и как. Что война странная, в большинстве случаев воевать заставляют и принуждают. И выбора-то у них особого нет. Рассказывают, что мобилизовать в зону АТО могут под угрозами создания проблем, не только призывнику, мобилизуемому, но его семье. Есть и перебежчики. Военнослужащие Украины переходят на сторону ополчения. Но не так много и не массово. Есть случаи, когда переходят на сторону Новороссии, но затем, сложив оружие, уезжают в Россию. Их можно понять, они не нужны своему государству, а для дончан, для луганчан они все равно будут оставаться врагами. Еще много обид у украинцев на то, что идут в зону т.н. АТО простые ребята, без денег и связей, а дети майданных крикунов и нынешних политиков не идут, а если идут то для пиару и под мощной охраной.... 

- Лично ты какие боевые задачи решал?

- Поставили охранять поселок, подконтрольный нашим. Дежурил на блок-посту, ходил в секреты. Прямых столкновений практически не было. В основном – минометные обстрелы, «Грады» долбили. Люди и гибли от таких обстрелов. Да почти все потери, это артиллерия. Из команды 40 человек, которые прибыли до нас, погибли 15 человек в течении первой недели. Какой-то умник повел их по полю с подсолнухами под минометным огнем и их поубивали там. 

«Командовал нами типичный браток»

Как рассказывает Сергей, ему с самого начала не понравилось отношение к русским ополченцам еще в Донецке.

- Когда я попал туда с группой таких же как и я добровольцев, нас стали разделять на группы. Мы хотели как россияне держаться вместе но нас начали делить, группами по несколько человек и направлять в разные подразделения, смешивая с местными. Пять дней я просидел буквально в одном месте, никаких «движух» не было. Никто ничего не объяснял, не учил. Мне даже пришлось объяснять и показывать другим, как разбирать автомат Калашникова. Но этот автомат был у нас один на пятерых с парой десятков патронов. И мы вознамерились оттуда уйти, может, найти какое-то другое командование. Но нас согнали под автоматами, с чуть ли не обвинениями в предательстве в одну кучу. Конечно, это никому не понравилось… Но в итоге нас направили в другое место, и даже дали оружие. Но, по прежнему, никто никого не обучал. Мы занимались самоподготовкой, тот, кто что-то умел, помнил с армии, делились этим с товарищами. А потом нам дали командира, с позывным «Старшина». Но, как выяснилось, к армии он никогда отношения не имел, личность непонятная, с криминальным прошлым. Трудно было понять – как таких людей ставят командовать. Но зато у него был целый «КАМАЗ» боеприпасов и оружия. Но этим оружием никто пользоваться не мог. Создавали порой видимость войны, заезжали за поселок, и стреляли в небо, убивали деревья. То есть, доходило до абсурда. Занимались ерундой. Охраняли подконтрольный нам пункт и смотрели, чтобы «укропы» туда не вошли. Все это происходила в районе украинского погранпункта «Терминал» вблизи с границей России. Я, кстати, видел своими глазами, как украинские артиллерийские подразделения вели огонь по территории России. Видел, как работали по нашей стороне «Грады». Это были те самые известные случаи, когда погиб один человек в Ростовской области. 

По словам Сергея, то, что Украина ведет прицельный огонь по объектам жизнеобеспечения Донбасса также видно хорошо, и глупо это оспаривать. Для чего? Зачем? Сергей уверен – с целью запугивания населения. Мести за то, что осмелились требовать независимости или федерализации. 

- Не зря же эти боевые действия называют карательной операцией? – говорит Сергей. – Их реально карают, за то, что восстали против власти. 

- Это не телевизионный штамп. Не пропаганда?

- Ни в коем случае. Это все фиксирует и признает то же ОБСЕ… Убитые дети в результате артобстрелов, обстрелы больниц, все зафиксировано. Факты общеизвестные.

- Если ополченцы из России – необученные дилетанты, то кто же тогда устроил летом несколько котлов для ВСУ? И, каковы основания для заявлений, что на стороне ополчения ДНР и ЛНР воюют регулярные части российской армии?

- Никаких регулярных частей нет и не было. Военспецы и советники сугубо на добровольных началах, так называемые «отпускники», наверняка были и есть. Да и среди ополченцев Новороссии такие спецы появились. Но думаю не без помощи «отпускников» были те самые котлы. Но, мне не довелось никого из них видеть и встречаться. 

- Непосредственно вы сами участвовали в прямых боестолкновениях? 

- Во время второй командировки на нас напоролась их разведгруппа и открыла по нам огонь. Я даже словил рикошет. Но они сами испугались, убежали, спалив свою машину. Это были такие же неопытные люди, как и большинство наших ополченцев. 

- Когда в тебя стреляют, это… как?

- Страшно. Растерянность какая-то…

- Ты сам убивал? Кровь есть на тебе?

- Нет, честно. До этого не дошло. Да там крайне редки такие боестолкновения, в основном -война артиллерии на большом расстоянии. Сам я бывал под арт-и минометными обстрелами, как уже рассказывал. Например, в Никишино, где чудом выжил, но сам ни в кого не стрелял. 

- Понятное дело, для украинской стороны ты террорист и сепаратист, но и здесь, при желании, таких как ты можно привлечь по статье за наемничество?

- А какое тут наемничество? Денег мы не получаем за свои действия. И воевать идем туда за тем, чтобы завтра то же самое не произошло и здесь. Сейчас и на Украине потихоньку понимает, что их используют в большой игре, и воюют именно с Россией, и будут воевать именно с Россией, но, как говорится – до последнего украинца. В этом плане и без «набора телевизора» в голове все понятно, и этот как раз не сказки. Можно наблюдать этот факт, просто пользуясь разными источниками, не читая украинской и российской прессы, а обращаясь, например, к непредвзятым мировым источникам информации. Да вот, вокруг сейчас посмотрите на обстановку. Кому это все надо? Украине? Или России? Ищите кому выгодно, а кому - не секрет ни для кого. Вы говорите, можно против ополченцев из России возбуждать дела по наемничеству… А ведь это тысячи. И кто завтра будет Россию защищать от, не дай бог, подобного, что произошло на Украине? А это реальность. В открытую говорят о выделении миллиардов на совершенно не скрываемые цели в России...

Гуманитарная катастрофа    

Как рассказывает Сергей, на Донбассе сейчас самая настоящая катастрофа.

- Действительно, есть нечего. Случаи смертей от голода это не миф, не телештамп, горькая реальность. Умирают от голода одинокие старики,  больные, кинвалиды, которые естественно никому сейчас не нужны. Люди ушли и збыли о них. А из гуманитарки людям перепадет, бывает, стакан муки или сахара, масла. 

- Так в любом же городе России вам расскажут, что чуть ли не каждый день отправляют гуманитрную помощь в Новоросию грузовиками, фурами. Липчане также ежедневно собирют помощь, машины чуть ли не через день-два уходят, от разных организаций и ведомств, от простых липчан. "Белые конвои" опять же, с большим пафсом идут... 

- Да собирают, я и сам собирал... Тольку куда все идет? Да, россияне из лучших побуждений отдают, может даже последнее. И  приходят все грузы централизованно в одно место, нам это все показывают по телевизору. Но... Куда  что идет потом -  вот вопрос, если люди на Донбассе ничего этого не видят?

- Как думаешь, чем все закончится? И когда?

- Трудно сказать. Но ясно одно, война надоела уже всем, и украинцам, и жителям Донбасса, и ополченцам. Я это знаю, вижу своими глазами, общаюсь с людьми. И всем хотелось бы, чтобы новый, 2015-й год принес мир. 

- Еще раз поедешь на Донбасс?

- Пока смысла не вижу. Там воцарилось хрупкое, не повсеместное, но перемирие. Но если понадобится – пойду. Если друзья позовут, с которыми сидел в одном окопе – пойду. Если позовут граждане ДНР и ЛНР – пойду. 



Комментировать    Версия для печати